Главная » НАУКА » Камчатку трясет от золотой лихорадки. На кону — богатства полуострова

Камчатку трясет от золотой лихорадки. На кону — богатства полуострова

© РИА Новости / Мария Ващук / Перейти в фотобанкВид на реку Быструю со смотровой площадки в Быстринском природном парке на КамчаткеКамчатку трясет от золотой лихорадки. На кону — богатства полуострова

Владислав Стрекопытов. Экологические активисты Камчатского края возмущены: в русле реки Быстрой — одного из главных объектов водного туризма и промыслового рыболовства — начинают разработку месторождения россыпного золота. РИА Новости вместе с экспертами разбирается, насколько это угрожает биосистемам уникальной природной территории и можно ли в принципе организовать добычу полезных ископаемых без вреда для экологии.

Формальная сторона вопроса

В 2017 году ООО «Дальстрой» получило лицензию на разведку и добычу золота на участке Гольцовская площадь сроком на двадцать лет. Компания победила в аукционе, объявленном департаментом по недропользованию по Дальневосточному федеральному округу, предложив 24,9 миллиона рублей при стартовой цене в 22,6 миллиона.

Речь идет о семи небольших аллювиальных россыпях вдоль реки Быстрой и ее притоков. В 1970-х годах здесь начинали разработку, но золота оказалось мало, добычу прекратили как нерентабельную, а подсчитанные запасы, суммарно составляющие 943 килограмма, перевели в забалансовые.

Зачем компании «Дальстрой» понадобился заведомо убыточный участок, не очень понятно. Одно из предположений — добычу намерены вести варварскими методами с нарушением экологических норм, что позволит снизить себестоимость продукции.

© Depositphotos / LesniewskiПоложение участка работ на карте КамчаткиКамчатку трясет от золотой лихорадки. На кону — богатства полуострова

Экологи еще в 2017-м критиковали проект добычи золота на реке Быстрой: промывать грунт намеревались с помощью механизированных агрегатов в местах нереста и нагула лососей. Отрицательную оценку этим планам дали тогда сотрудники Камчатского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии (КамчатНИРО).

«На Северо-Востоке Камчатка стоит особняком: здесь очень много лососевых нерестовых водоемов. Поэтому специалисты рыбохозяйственных и академических институтов всегда рекомендуют если и вести добычу, то только шахтным методом, не вскрывая и не промывая породу в реке. Все предприятия на Камчатке используют только такой способ», — поясняет директор Камчатского филиала Тихоокеанского института географии Дальневосточного отделения РАН доктор биологических наук Алексей Токранов.

На запрос РИА Новости в Управлении Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Камчатскому краю ответили, что формально со стороны ООО «Дальстрой» никаких нарушений нет, лицензия оформлена, горный отвод есть, оценка негативного воздействия проведена, объект на учет поставлен.

Агентство лесного хозяйства и охраны животного мира Камчатского края выделило недропользователю участок площадью 94,7 гектара. В какой момент начали расчищать территорию — неясно: может быть, зимой, когда закончились согласования, а может, и раньше. В публичное поле информация попала в конце мая от туристов, сплавлявшихся по реке.

В том, что лес вырубили непосредственно по берегу (именно этот факт вызвал бурю негодования после ролика в соцсетях), тоже нет формальных нарушений. Законодательство допускает добычу россыпного золота в водоохранной зоне. Это еще раз подтвердил в интервью телеканалу «Камчатка 1» врио министра природных ресурсов и экологии Камчатского края Алексей Кумарьков.

Да это и логично — практически все россыпные месторождения расположены в долинах рек, а их разработка всегда связана с нарушением водной системы. Однако река Быстрая причислена к объектам рыбохозяйственного значения высшей категории, в нерестоохранной зоне которых любые работы запрещены.

«Быстрая — одна из крупных рыбохозяйственных рек, куда заходит лосось. Сейчас вдоль берега варварски сняли верхний слой почвы. После первых же сильных дождей весь аллювий потечет в реку, мелкие частицы грунта осядут на дно, и это, безусловно, негативно скажется и на нерестилищах, и на кормовых объектах. А дальше это все попадет в реку Большую, которая уже впадает в Охотское море», — объясняет Токранов.

© Depositphotos / UralskyРека Быстрая, КамчаткаКамчатку трясет от золотой лихорадки. На кону — богатства полуострова

В Стратегии социально-экономического развития Камчатского края до 2030 года одной из важнейших отраслей экономики региона названа горнорудная промышленность. Предполагается промышленное освоение десятков рудных месторождений золота, серебра, платины. Поэтому речь не идет о том, какое «золото» — металл или красную рыбу — выбрать. Государству нужно и то и другое. Важно соблюсти баланс интересов. Для этого существует процедура оценки экологического ущерба.

Гольцовская площадь эту процедуру прошла. Участок находится за пределами особо охраняемых природных территорий регионального или федерального значения, поэтому подсчитали лишь прямой ущерб биосистемам, причем только в первые четыре года работ.

Так устроено законодательство — разрешения выдаются поэтапно. Сейчас компания «Дальстрой» подготовила проект поисково-оценочных и разведочных работ без учета добычи, и именно он прошел согласование.

Согласно заключению Северо-Восточного филиала федерального управления «Главрыбвод», ожидаемый ущерб — около 464 тысяч молоди лосося, или 116 тысяч в год, что составляет примерно 0,2 процента общей численности лососевых в бассейне реки Большая. Казалось бы, совсем немного, но именно в этом и заключается уловка.

Расчет сделан только для стадии геолого-разведочных работ, но все понимают: если процесс пошел — его уже не остановить, ведь лицензия получена в том числе на добычу. А там будут уже совсем другие масштабы воздействия на среду обитания промысловых видов рыб. Кроме того, никто не застрахован от непредвиденных обстоятельств.

«Понятно, что добыча полезных ископаемых тоже должна развиваться, но при этом следует максимально сохранять природу. Тем более что за последние годы удалось нарастить вылов лосося до исторического максимума, — продолжает Алексей Токранов. — Уже были прецеденты на аналогичных добычных предприятиях, когда происходил прорыв и мутный поток промывочной воды шел по ручьям, попадая затем в реку. Кроме того, есть такое понятие, как «отложенное воздействие». Опыт показывает: в Магаданской области, на Чукотке шлейф экологических последствий тянется по 20-25 лет после окончания работ. Если произойдет заиление дна, нерестилища вообще придут в негодность, так как лососевые нерестятся в грунте, для них очень важно, чтобы дно было чистое».

Есть другие аспекты ущерба, не учтенные в заключении. Река Быстрая — главный маршрут водного туризма Центральной Камчатки. До нее легко добраться — есть дорога от Петропавловска-Камчатского до Усть-Большерецка, и большинство любителей рафтинга и спортивной рыбалки направляются сюда. А ведь развитие внутреннего туризма — один из приоритетов не только краевого, но и федерального уровня.

© Фото : Денис ДобрыйВид местности с воздуха после расчистки участкаКамчатку трясет от золотой лихорадки. На кону — богатства полуострова

За прирост запасов отвечают геологи. Кто лучше них знает, стоит ли добывать россыпное золото на Камчатке любой ценой? Вот что сообщил РИА Новости директор Института вулканологии и сейсмологии ДВО РАН доктор геолого-минералогических наук Алексей Озеров:

«Золото, конечно, добывать можно и нужно. Особенно если речь идет о таком лакомом участке, расположенном недалеко от дорог. Если соблюдать все нормы и правила, я проблем больших не вижу. Но это если соблюдать. В реальности все часто происходит по-другому. Даже если нет цианирования или другой химии, все равно какая-то часть промывочной воды будет попадать в реку. Должны быть надежные отстойники, исключающие возможность прорыва. И лучше это делать зимой, когда нет рыбы, а не в период нереста».

Любое нарушение, подчеркивает Озеров, должно жестко караться — вплоть до закрытия. «А если возникнет реальная угроза для нерестилищ, то надо сохранить именно реку. Золото через несколько лет закончится, а река останется следующим поколениям».

Решение о продолжении или приостановке работ на реке Быстрой примут после прокурорской проверки, начатой по обращению врио губернатора края Владимира Солодова.

Источник: ria.ru

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*